slade прошлое и настоящее


Вы находитесь на старом сайте. Новый ЗДЕСЬ:
 

slade прошлое и настояще
Рок-энциклопедия Beatles.ru
CLASSIC ROCK на amazon.com
SLADE на amazon.com
Мини-чат
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Апрель 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30
Архив записей

Slade best 1


Slade best 2


Jim Lea solo


Covers













Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Оценка сайта:
Код безопасности *:





Releases & reviews 6



The Guardian, 23 декабря 2011.
 
Рождественские хиты Slade, Boney M и Pogues жизненно необходимы?

Каждый год в декабре эти записи продаются, как горячие пирожки, но насколько довольны жизнью артисты в остальное время?
Саймон Хаттенстоун говорит с Джимом Ли.

Это фрагмент статьи, там еще фигурируют Liz Mitchell, Greg Lake, Shakin' Stevens, Jona Lewie и Shane McGowan.

В конце 60-х и начале 70-х годов в рождественских чартах доминируют забавные безделушки (Two Little Boys Рольфа Харриса, Ernie Бенни Хилла). Они играют роль истинно рождественских песен. Поп-звезды зачастую считали неприличным записывать синглы специально к  Рождеству. Это считалось чересчур нарочитым, хотя сиюминутная выгода и могла быть огромной. Кроме того, большинство этих артистов не предполагало, что успех может быть долгосрочным и стать ежегодным доходом.

В 1973 году Slade были величайшей группой на земле. Со времени битловской Get Back в 1969 году ни одна запись сразу не попадала на  № 1 в чартах. Slade сумели добиться этого трижды за год, последней была Merry Christmas Everybody.

"Это легендарный Джим Ли?" Говорю я, когда он поднимает трубку.
"Я не чувствую себя легендой, должен признать", говорит он тихо. Ли на несколько лет пропадал из вида в связи с болезнью члена его семьи. Он был младшим участником, бас-гитаристом, скрипачом и композитором Slade – Merry Christmas Everybody это его мелодия и часть рефрена. Остальные слова сочинил лидер группы Нодди Холдер. Ли говорит, что он обязан появлению песни своей свекрови. "Она сказала мне: "Почему бы тебе не написать песню про Рождество, Джим?  Это меня слегка разозлило. Я был молод и полон тестостерона: "Не говори мне, что делать, мы самые крутые…” и т.д. И вот однажды меня как будто окатило. Я принес ее Ноду и сказал, что это рождественская песня, 'So here it is, merry Christmas', и он пошел и написал, вероятно, лучший из всех своих текстов, про старую бабушку, танцующую твист, в своих сваливающихся чулках".

Группа записывала ее летом в студии в Нью-Йорке. "Джон Леннон делал там свой альбом Mind Games, и на регуляторе громкости была наклейка «Джон», а мы наклеили свою – Slade. Песня была еще совсем сырая и, экспериментируя с вокалом, мы нашли место с эхом - холл Record Plant ".

Ли добавил множество инструментальных партий  (в частности, на забытой Ленноном в студии фисгармонии), и он говорит, что первоначально все звучало беспорядочно. В какой-то момент его остановил продюсер Час Чандлер. "Когда я услышал микс, мне понравилось. Там не было пения детей, саней с колокольчиками   или еще чего-то звенящего, просто рок-группа играет песню. И это блестяще. Я действительно люблю эту песню".

Merry Christmas – последний хит № 1 у Slade. Три года спустя они были уничтожены панк-роком. Затем в 1980 году, когда Оззи Осборн отказался участвовать в Reading Festival, Slade были приглашены в последнюю минуту в качестве замены. "Мы порвали все это на куски. Как вы понимаете, у нас было мало концертов в то время. И когда нас второй раз вызвали на бис, Нод сказал: "Что вы хотите услышать?”, и толпа просто начала петь Merry Christmas. Мы никогда не играли ее вживую и никогда не было такого нелепого случая, когда 100 000 людей поют рождественскую песню в августе. Мы просто стояли и смотрели на них. Это было странно".

Почему она до сих пор так популярна? Ли смеется: "Это выглядит так, как будто она никогда не собирается уходить. Она может быть здесь в течении 200 лет. Я думаю, это частично из-за мелодии, она звучит и грустно и радостно. Она звучит ностальгически". Он рассказал, как однажды услышал песню при неподходящих обстоятельствах. "Моему брату  было очень плохо, и я разговаривал с женщиной, виноватой в этом, и тут по радио зазвучала Merry Christmas. Я говорил о серьезных вещах, а сам не мог сосредоточиться на том, что она отвечает. Я думал: "Это, наверное, самая важная вещь, которую я сделал в своей жизни, и Merry Christmas уберегла меня от таких ситуаций".

Ли не работает так, как во времена Slade. Является ли Merry Christmas его самой большой статьей дохода? Он говорит, что он не знает суммы, но так вполне может быть. "По данным The Performing Right Society (Общество защиты авторских прав)  Merry Christmas Everybody является наиболее слушаемой песней Slade в мире, поскольку гонорары поступают из большего числа стран, чем для любой другой песни. По их оценкам, она была услышана 42% населения планеты, более 3 млрд. человек, хотели  они того, или нет".

Не должен ли он быть миллиардером? Он смеется и говорит об астрономической налоговой ставке в 70-х. "Мне комфортно, поскольку я  плевать хотел на это".


Про Slade. Из какой-то старой советской газеты.

Эта статья из советской прессы попалась в интернете. Судя по всему, это 1977 или 1978 год. Несмотря на идеологические особенности, содержит хоть какой-то фактический материал, что по тем временам было уже неплохо. Имя автора известно с тех давних времен, он много писал об эстраде и т.п. в ленинградской газете «Смена» и других, он и сейчас здравствует, попадались его статьи.

А. И.

… Недавно они решили обнародовать свои фотографии десятилетней давности, вынеся их на обложку последнего альбома группы, который назван «Что случилось со «Слэйд»?»  ("Whatever Happened To Slade?”)  1977 г. В расчёте на улыбку, разумеется. Потому что на обратной стороне альбома – те же парни, но десять лет спустя. Облачённые во все атрибуты «рок-звёзд», длинноволосые, манерные, смазливые, в разноцветье одежд.
     Улыбка улыбкой, но фотографии эти навеяли на размышления посерьёзнее. Напомнили,
что в начале своего пути участники группы «SLADE» , были наивны и жизнерадостны, чуть подражая во внешности «Битлз». В музыке же они подражали всем подряд. Подвизались в ночных клубах,  кабаре, аккомпанируя солистам. 

     Это началось в 1966 году, когда в английском городке Вулхэмптоне встретились вокалист и гитарист Нодди Холдер, гитарист Дэйв Хилл, бас-гитарист и вокалист Джимми Ли, ударник Дон Бауэлп, а вместе – «Слэйд». Первым их «расслышал» Чес Чендлер – продюссер многих «рок-звёзд», Джимми Хендрикса, к примеру.  Намётанный глаз Чендлера без
труда разглядел в «Слэйд» будущих кумиров.
     У них была внешняя смазливость – раз. Желание нравиться публике, а для этого красить лицо, облачаться в сомнительного достоинства одежды – два. И лишь третьим номером – у Нодди Холдера был интересный вокал.  Почему только третьим?  Да потому что без внешних атрибутов этот вокал уже три года давал возможность еле-еле сводить концы с концами.
     Чендлер взялся за дело и началась шумиха. На концертах ставилась лишь одна цель –
поразить несмышлёных мальчиков и девочек, заставить молиться на «Слэйд».  Поэтому и музыка группы работала на главную цель.  Однообразный ритм, назойливая гитара, бесконечные повторения пошленьких фраз, и конечно – кричащий вокал.  Кричащий – это мягко сказано.  Вокал на необычайно высоких нотах, почти до сорванных голосовых связок.
     Публике изрядно наскучили однообразные боевики группы.  У подростков появились
новые кумиры – "SWEET”,  "Bay City Rollers”… Они умело разбавили «тяжёлый рок» «Слэйд» мелодичностью.  (Именно разбавили, потому что до истинной мелодичности  Демиса Руссоса, Стиви Вондера, «АББА» этим коммерческим группам далеко). «Слэйд» и тут попытался понравиться. Записал в феврале этого года на гастролях в США экспериментальный для себя альбом «Меня не проведёшь» («Nobody's Fools»)  1976 г., композиции которого куда мелодичнее, чем раньше.  Но эксперимент выглядел натужным, вовсе не от пересмотра музыкальных воззрений, а просто не от хорошей жизни.
     Один из музыкантов  группы объяснил: - « В Америке публика нас не очень-то баловала.  Пришлось срочно изменить стиль.  Не вышло. Нас и тут не слушали.  Теперь к чертям эксперименты – будем снова играть громкий, незамысловатый рок»
     Так они и поступили. После провала гастролей приехали в Англию, подстриглись, распрощались с экспериментами и быстро накричали новый альбом «Что случилось со «Слэйд»?» Альбом производит такое впечатление, что «Слэйд» мстит кому–то за недавнюю критику по поводу экспериментов со стилем, за провал гастролей, за то, что популярность сходит на нет. Практически ни одной спокойной композиции. Гитара, вокал – словно крики раненого разъярённого зверя. Их лица на обратной стороне обложки альбома ожесточенны, напористы и вместе с тем обиженно независимы.  Смотришь на них,  сравниваешь со снимками десятилетней давности, и этот контраст почему-то уже не вызывает улыбок.

Михаил Садчиков


Журнал "Ровесник", сентябрь 1977 г.

Еще один раритет, на этот раз из собственных залежей. Статья вполне адекватная, на мой взгляд, а автор в настоящее время весьма известный персонаж.

А. И.

 


Журнал "Ровесник", июнь 2008 г.

 
Спустя каких-нибудь три десятка лет в том же журнале, на ту же тему, правда, в исполнении другого автора.



Портрет Таинственного Мистера Ли (A portrait of the Myzsterious Myzster Lea).


Это интервью (опубликованное на сайте http://sladestory.blogspot.com) английский дизайнер и музыкальный фотограф Джон Хэксби взял у Джима Ли в декабре 2007 года, вскоре после выхода его альбома ‘Therapy’. Автор почти всего репертуара Slade и самый закрытый и необщительный из них рассказал о работе в группе, своем сольном творчестве, музыкальном бизнесе, психологии и т.д. Много интересного, на мой взгляд.
А. И.


Рисунок, помещенный на обложку нового альбома Джима Ли ‘Therapy’ был сделан в 1976 году испанским художником, когда Slade вернулись из Штатов (имя автора в памяти Джима не сохранилось). Этот, казалось бы, странный выбор для конверта альбома, записанного примерно 31 год спустя, мне, признаюсь, вначале показался излишне претенциозным. Но при более внимательном изучении рисунка в юношеских глазах Джима (почти ангелоподобного) можно увидеть и нерв, и самосозерцательный разум – изображение кажется и красивым, и угрожающим. Имя ‘James Whild Lea’, набранное белой гельветикой также задает самый серьезный и уверенный тон, который имеет место в его первом после разрыва со Slade около 16 лет назад сольном альбоме.

SLADE: 1966-1991

Самый молодой участник Slade родился в 1949 году, он и по сей день выглядит намного моложе своих лет. "У моего сына и у меня, у обоих всегда были проблемы с тем, что мы слишком молодо выглядели для своего возраста …, меня выгоняли из пабов – когда мне было 16 лет, они думали, что мне 13 …, а я уже работал в профессиональной группе и должен был как-то проходить на выступления!!!” Его художественные и музыкальные таланты были замечены в очень раннем возрасте, и он быстро стал скрипачом в Стаффордширском Молодежном Оркестре. "Я - творческий человек, и всегда старался  развивать этот потенциал, хотя часто и не понимал то, что я делаю! Но мне всегда это нравилось …, нравилось и когда я был школьником. Меня удивили слова  моего бывшего педагога, когда он однажды пришел ко мне домой и сказал: "Я преподавал тысячам детей, некоторые стали действительно большими артистам, но у меня никогда не было такого как ты …, у тебя было понимание пространства и формы когда тебе было 11 лет и когда я впервые увидел тебя. И  я думаю ‘Чему же, спрашивается, мы тебя научили! … ты всему научился сам!! ’” Джим, возможно, и отошел сейчас от активной деятельности, но он успешно использовал свой творческий потенциал, чтобы 25 лет вести в странствиях одну из самых великих британских рок-групп.

Джим присоединился к Slade (тогда известной, как ‘N-Betweens’) в 1966 году. Я спрашиваю его напрямик, действительно ли Slade была подходящей группой для реализации Ваших талантов? Его ответ быстр и однозначен: "Абсолютно”.  "Знаешь, когда я пришел, они посмеивались надо мной, особенно Нодди, но мне потребовалась пара недель, чтобы изменить ситуацию! И уже я говорил им всем, что и как играть… это так, это не так… Я сразу представлял всю композицию и как она должна быть записана”. Первоначально N’Between’s играли кавер-версии (в аранжировках Джима), но уже их дебютный альбом ‘Beginnings’ (1969) (записанный ими под названием
Ambrose Slade) содержит Pity the Mother,  первую вещь, сочиненную Холдером/Ли. Это происходило на кухне у  Нода (Джим был вместе с подружкой Луизой, позже ставшей г-жой Ли – и она участвовала в процессе). "Первый раз наши задницы пнул Джек Бэверсток, который подписал с нами контракт для Fontana на выпуск нашего дебютного альбома. А затем наши задницы пинал Час, который перетасовал нас, и я сочинял вместе с Доном, а Нод с Дэйвом …, в основном  Дон и я придумывали тогда  весь материал …, Дон был этим очень увлечен, я думаю. Но когда мы записали ‘Get Down & Get With It’, Час сказал ‘необходимо думать о продолжении’”. Джим снова объединяется с Нодди, чтобы сочинить их первый сингл №1  Coz I Luv You (октябрь 1971), и так родился авторский тандем хит-машины Slade. Джим с улыбкой соглашается, что это простая мелодия сильно тяготеет к Stephane Grappelli & Django Reinhardt. "Я пришел к Ноду с игрушечной гитарой Лу (Луизы) – любые идеи, которые я хотел развить, были проверены с помощью этой детской гитары – а мы тогда  только готовили это …, я вообще сочиняю в голове, мне не нужны принадлежности …, не забуду разговор с Энди Скоттом из The Sweet на Top Of The Pops. Он говорит: "Ну, я не могу записать сейчас, потому, что мой магнитофон сломался”. Я говорю: "Не понимаю, почему?” А он отвечает: "Поскольку я не могу записать это, тупица!” Знаешь, я хотел дать ему по морде.  Я думал, что все были точно такими же как я и не понимал, что им нужно было записывать свои идеи на магнитофон”!

Известность, которая пришла с успехами в чартах, оказалась ложкой дегтя для Джима. "Известность? Нет, я ненавижу известность. Мне она не нравится, я думаю, что люди ошибаются, когда стремятся к ней, поскольку не понимают, что это - обоюдоострый меч – позже они разочаровываются, когда приходит более темная сторона этого. Конечно, я хотел стать знаменитым, когда был ребенком, затем появился первый наш хит и мне потребовались приблизительно две недели, чтобы понять, насколько это было для меня плохо. Я думаю Дэйв начал играть на  гитаре, поскольку хотел внимания птичек, и для него наступили замечательные времена! Это – нормальная движущая сила для подростка …, если я буду играть в группе, то получу внимание женщин …, и это - то, чем он пользовался, но в моем случае все было наоборот – женщины мешали – я хотел быть с людьми, у которых были проигрыватели и которые любили музыку”.

В течение следующих пяти лет Slade фактически безостановочно выпускали хит за хитом, которые сочиняли Джим и Нод. С точки зрения чартов, популярность Slade достигла максимума в 1973, когда они вписали в них три позиции №1 и, скорее случайную №2 My Friend Stan. Джим связывает это с тем, что для сингла она была выбрана Часом вместо предложенной им When The Lights Are Out,  которая позже войдет в альбом Old New Borrowed & Blue – к слову он отмечает, что Час всегда волновался, что Джим может оставить группу и захочет заняться сольной карьерой, но настаивает, что никогда не собирался делать это.

К 1974 году дуэт сонграйтеров повернулся к созданию более лиричных песен (How Does It Feel?, Far Far Away, So Far So Good, Heaven Knows), которые стали частью звуковой дорожки к их весьма уважаемому фильму Flame. Если 1973 год был самым успешным для них в плане продаж, то 1974 стал, безусловно, годом когда группа достигла своего творческого зенита. Джим это понимает и хочет двигаться дальше в этом новом направлении – использовании большего количества клавишных, струнных и духовых. "How Does It Feel? была вообще самой первой песней, которую я написал – она просто лежала и ждала своего часа. И вот появился фильм – а я хотел сделать серьезное кино, и, хотя был разочарован, когда он только вышел – теперь он мне нравится. Примерно месяц назад, в 11 часов утра, у нас было включено Radio 2…, это было без пяти одиннадцать, программа подходила к концу,  и диджей Кен Брюс говорит: "Мы можем послушать Slade? У нас осталось время? Да, можем. Давайте, у нас есть время, поехали!” Зазвучала How Does It Feel?, это была альбомная версия, и я слушал (у меня до сих пор мурашки, когда это вспоминаю), и мне показалось, что я впервые ее слышу, и она ошеломила меня. Я так и стоял перед радиоприемником, пока ее звучание не затихло …, и в конце он сказал … "Slade на пике их успеха, ” и затем: "Превосходно, превосходно”. Я был в нокауте”.

Но Дэйв не был доволен этими изменениями музыкального направления. "Более задумчивая вещь не окупалась в сбыте и популярности – мы продали 150 000 пластинок Flame в Англии вместо обычных 250 000. В частности Дэйв считал – ‘Никакого фортепиано, мы не хотим клавишных  – мы хотим гитары, и мы хотим шум, потому что это - то, что сделало нас успешными’”. После 1974 наступил период поиска, который отражает, как меняется, стиль Slade: Nobody’s Fools (76), Whatever Happened to Slade? (77) и Return to Base (79). "Час считал -  нужно продолжить работать, и все будет в порядке”.

Творческий тупик Slade наступил в декабре 1979 с выпуском Okey Cokey – я вытягиваю из Джима что-нибудь про это время, и он нехотя рассказывает: "Был такой телефонный звонок 'Если ты не приедешь в студию, мы сделаем ее без тебя.
Я задаю вопрос: "Ты не хотел заниматься больше этим?
Ответ: "Боже мой, ты, наверное, шутишь!!”

С конца 1979 по 1981 Джим, поддавшись уговорам брата Фрэнка, выпускает вместе с ним три 'сольных' сингла под названием  The Dummies – в дальнейшем было еще несколько синглов под различными псевдонимами (The Clout в 1990, Gang of Angels,  Jimbo в 1994 и наконец Whild in 1999). "Все это происходило благодаря моему брату (Фрэнку), который тащил меня в студию, чтобы сделать что-то, и все было задумано так, чтобы это был НЕ Я. Даже в The Dummies. Все вещи, которые Вы только что упомянули,  не разрабатывались мной  вообще, все делал мой брат, пинающий меня в зад. Я не ценю что-то из этого – все это бросовый материал”.

Шоу Slade на фестивале в Рединге 1980 года стал плацдармом к их дальнейшему успеху в 80-х. Новая 'металлическая' аудитория начала размахивать баннерами Slade, и вместе с этим появились более высокие позиции в чартах, достигшие максимумого №2 в 1983 с My Oh My. И, хотя Джим был счастлив оказаться на волне и вписаться в 'металлическую' обойму, он, как и Нодди, не был доволен методами продюсирования записей  – "Американский подход царил в продюсировании … я думаю, это было время Продюсера, и 'шершавость' не допускалась, время панк-рока прошло.” Джим чувствует себя некомфортно в студии – "Я ненавижу студии звукозаписи! Я ничего не могу включить сам! Продюсеры сводят меня с ума – всегда у них какая-то путаница, слишком много ненужных наворотов! Я с первого дубля готов сделать что-то, понимаешь …, но они считают, что мне нужно провести весь день, трахаясь с этим (Они любят меня во все места в студии для того, чтобы сказать это!).  Я всегда недоволен в студии звукозаписи – например я записываю вокал, часто я никогда не пел это  прежде – это находится в моей голове. Я же не настоящий вокалист, когда я подхожу  к микрофону в наушниках – и если меня действительно все устраивает, когда запускают запись – я начинаю петь, и первый дубль будет таким, каким нужно. Я – исполнитель-с-первого-дубля”.
И теперь он остается убежденным технофобом, практически не пользующийся мобильным телефоном, электронной почтой и интернетом – поэтому лучший способ войти с ним в контакт, отправить его жене СМС!

К концу 1991 года Slade оказались совсем не у дел, и, как выражается Джим, "Я просто плыл по течению”.

THERAPY : 1991-2007

После распада Slade Нодди захотел оставался на глазах у публики, постепенно превратившись в британское учреждение под названием ‘Мистер Рождество’. Дэйв и Дон сформировав Slade-2 в 1993 году записали только один альбом за прошедшие четырнадцать лет и зарабатывают рождествескими турами, обычно поддерживаемые T-Rextasy и Mud. А Джим?  Что ж, до его выступления в Robin в Билстоне в 2002 казалось, что Джим вроде бы по-тихому выскользнул из музыкального бизнеса через черный выход и удалился на покой в своем доме в Brewood вдалеке от известности и ярких прожекторов, в свете которых он никогда не чувствовал себя счастливо и комфортно. Но эти годы сыграли важную роль творческого отпуска, который дал Джиму как пространство, так  и время для " … некоторого внутреннего ремонта”.  Ремонта, который к 1997 году привел Джима к изучению психологии в Regents College’s School of Psychotherapy, Риджентс-Парк, Лондон. "Я действительно наслаждался этим, но я не шел туда, чтобы 'учиться', я пошел туда, чтобы побыть ‘внутри’ – если хотите, я только 'окунулся' в это. Люди думают, что я психотерапевт, но это не так. Я отучился первый год и затем … гм … руководительница курса спросила: ‘В каком направлении Вы решили двигаться, в психодинамическом  или экзистенциальном?’  А я сказал ‘После этого года, я собираюсь организовать рок-н-ролльную группу!! Она была весьма потрясена этим!! Я обещал, что вернусь, но никогда не возвращался к этому. Это было своего рода путешествием в себя – это кажется бессмысленным, но это не так. Я - … эээ …, я чрезвычайно счастлив. Иногда абсолютно-блаженно счастлив!”  Джим далее объясняет эту новое найденное ощущение  – "Это заключается в очевидных прекрасных вещах… закатах и прочим, что, черт побери, удивительно и что есть вокруг …, я существую и что однажды я должен буду уйти от этого всего …, и что это - абсолютное чудо, все остальное - чушь. Возможно, я просто очистился от всякого дерьма, которое было в моей жизни”.

С 1998 года Джим начинает сочинять и записываться снова, но когда наступило новое тысячелетие, он приостановил все, чтобы помочь своей матери ухаживать за болеющим отцом, который скончался в ноябре 2002. В том же самом месяце Джим вышел на сцену впервые с 1991 года с наспех собранной группой ‘Jim Jam’ (с Дэйвом Кэтлин Бёрчем на басе и Майком Тонгу на барабанах) в Robin Билстоне для одноразового благотворительного шоу. Комментируя факт, что он, осторожный человек, вышел с группой, состоящей из парней, которых почти не знал, и играл партию лидер-гитары, а не его привычного баса, Джим говорит, что "Я хотел прыгнуть со скалы, чтобы узнать, насколько я экзистенциален в звуке (смех)! Чего я стою, в конце-концов? … И конечно я сумел! Хочу  Вам сказать, что мне было жаль, что я не сделал этого раньше, чем сделал, но рад, что это произошло …, теперь они продолжают и продолжают уговаривать  меня, чтобы я сделал это снова, но я не хочу”. Разовый концерт был записан,  хотя никогда не выпущен в качестве альбома на CD (пока), но трэки можно приобрести, скачав с веб-сайта Джима. Он утверждает, что это был один из самых громких концертов, когда-либо сыгранных в Robin, и, услышав записи, я могу подтвердить это – все шоу звучит, как танк Шерман!! "Публика оглохла после этого! Нам включили усилители в усилители! Когда мы начали я чуть не обделался! Это было похоже на Третью мировую войну!”

И затем был Therapy …
"Я начал заниматься альбомом после того, как в течение двух лет помогал своей матери заботится об отце …  Поскольку время не играло роли, и я был свободен от обязательств, процесс напоминала подбор кубиков. Если бы я сделал сольный альбом несколько лет назад, то еще не нашел бы свой голос, хотя и не знал в то время об этом”.  Я спрашиваю Джима, чувствует ли он, что Therapy наконец отражает истинный голос г-на Ли? - "Абсолютно".

Первые демо-записи для Therapy были сделаны вскоре после смерти его отца, работа продолжалась до тех пор, пока не появилось ощущение "совершеннолетия” альбома. Он знает, что многие из его коллег готовили альбомы подобным образом – Боб Дилан, Рей Дэвис, Роберт Плант, Элтон Джон и Лу Рид, это только некоторые. Когда Джим отбирал трэки для альбома, он понял, что многие из них, если не все, базировались  на психологии, ее проявлениях. "У меня было очень много трэков … сотни трэков …, и я сказал себе: ‘Пора начать их отсеивать’ ,  я смотрел на оставшиеся и думал: 'Что-то в них общее, знаешь, с точки зрения психологии, … я не понимал, почему я так делаю. Потом инженер сказал мне, 'Почему бы Вам не назвать это ' Therapy '?’”

В результате тринадцать треков, отобранных для Therapy, содержат мириады эмоций в обертке собственного характерного звука Джима и стиля, который замечательно отражает влияние многих его героев в музыке от Beatles до Oasis и других … Их содержание демонстрирует взгляды Джима, он размышляет о славе (Deadrock UK, Go Out In Style, Your Cine World), нестабильности (The Smile of Elvis), здравом смысле (Heaven Can Wait, Why is Youth Always Wasted on the Young?, Notice, Time & Emotion), женщинах (Could God Be a Woman), семейной жизни (Big Family) и взаимоотношениях (Universe, Let Me Be Your Therapy). Мощные тексты песен и прочные мелодии соединяются с интенсивностью и юмором, которые добавляют света альбом, изначально получившийся невероятно тяжелым. Он переходит от баллад к рок-номерам с легкостью, какой художник меняет краски. Единственный блестящий привет, который Джим передает Slade, это перезаписанная Universe с самого последнего сингла группы (первоначально записанной Ли без Холдера), добавленная к альбому под занавес. И наконец, как будто открещиваясь от прежнего Джима Ли, и конечно чтобы подчеркнуть, что Therapy - персональный и уверенный отчет, альбом подписан Джэймс Вилд Ли (его полное имя).

Сначала Джим собирался предложить Therapy Polydor (лэйбл, с которым Slade сотрудничали в начале семидесятых), но прежде, чем назначенная встреча могла состояться, он понял, что они никогда не будут поднимать проект. "Они заранее хотели знать: будет ли это хит, как сделать его продаваемым, когда состоится тур в поддержку альбома”. Незаинтересованный этим довольно архаичным подходом, он решает выпустить альбом на своих собственных условиях – посылочной торговлей и загрузкой через интернет. До некоторой степени технофоб, он, наконец, применил достижения прогресса и, сделав так, обнаружил, что существует новая творческая свобода – "Для магазинов грамзаписи прошли золотые времена. Больше нет никакого музыкального бизнеса, он рассыпался. Что касается меня - я делаю что-то, потому что я хочу сделать, это - моя картинная галерея, если хотите. И если кто-то хочет взглянуть – прекрасно, если нет – не имеет значения”.

К сожалению, у Джима нет никакого желания снова гастролировать сольно или с группой. Он не принимает способ продвижения альбома посредством живого исполнения – "Мне не понятно, почему кто-то хотел бы наблюдать за мной, когда я делаю это, понимаешь”. Джим видит Therapy именно как терапию и никогда не представлял эти песни исполненными на концерте. У него, конечно, нет никакой необходимости гастролировать, как в те двадцать пять лет, что он провел со Slade, которые сделали его материально обеспеченным и предоставили завидную возможность плыть по новым волнам своего творчества, не придерживаясь каких-либо финансовых ограничений. С новым найденным энтузиазмом и чувством, что он лишен многих ограничений, которые музыкальная индустрия накладывала на него не раз, Джим уже начал готовить свой второй сольный альбом под условным названием ‘String Theory’. "Я пишу, пока что-то приходит в мою голову, и пишу действительно быстро …, появляется идея,  я отключаюсь, это есть, это уже на бумаге, и это сделано”.

Так или иначе, у меня есть чувство, что Therapy - скорее начало нового, а не финальный постскриптум. Когда-то настороженный мальчик в красном блестящем костюме, он,  наконец, появился теперь как единственный исходный компонент Slade все еще активно создающий новую музыку и выдвигающий новые идеи. Добро пожаловать, Джим, Вы были так далеко и отсутствовали так долго!

© 2007 John Haxby



Переводы - А. Иванов, если не указано иное.